Большие надежды

Большие надежды

Несмотря на вступление Лиссабонского договора в силу, Европейский Союз пока не станет сверхдержавой большие надежды   Первого декабря Лиссабонский договор вступил в силу и Евро­­­ский Союз формально стал суб’Объектом мировой политики. Завершилась эпопея, которая началась восемь лет назад в бельгийском Лакене, где для разработки Конституционного договора был создан Европейский конвент во главе с бывшим французским президентом Жискаром д’Эстена. Написанный этим коллективом документ был одобрен в октябре 2004 года лидерами стран – членов ЕС, однако с его утверждением на национальном уровне возникли проблемы.

В мае – июне 2005 года на референдумах с разницей в три дня евроконституцию отклонили граждане Франции и Нидерландов, которые до этого (в отличие от Великобритании или Дании) не отличались евро­скептицизмом.   Европейским лидерам понадобилось целых два года, чтобы обдумать этот провал. Летом 2007-го они отказались от самой идеи евроконституции, а уже в декабре того же года в Лиссабоне приняли «договор реформ», К которому перешли основные положения предыдущего документа. Проблем с ратификацией не ожидали, ведь во всех странах – членах ЕС, кроме Ирландии, процесс этот раз решили не доверять бессознательном населению. И именно ирландцы в июне 2008-го на референдуме «прокинул» Лиссабонский договор.

Новый основополагающий документ Евросоюза пришлось буквально «проталкивать» через повторный референдум в Ирландии, а также сопротивление президентов Польши и Чехии.   Но стоит европейским лидерам принять первые решения в рамках нового договора, как триумф еврооптимистов изменился беспокойством. Назначение на вновь должности президента Евросоюза и высокого представителя ЕС по иностранным делам и политике безопасности маловлиятельных и практически не известных за пределами своих стран бельгийца Хермана ван Ромпей и британки Кэтрин Эштон продемонстрировало, что великие державы вовсе не собираются делиться с Евросоюзом своими внешнеполитическими полномочиями. Именно поэтому Франция и Германия заблокировали президентские амбиции звезды европейской политики, британского экс-премьера’Премьера Тони Блэра.  

А следовательно, ожидать, что Евросоюз теперь автоматически превратится в сверхдержавы, которая на равных разговаривать с США и Китаем, не следует. Лиссабонский договор взамен сделает более эффективной систему управления Союзом: введет с 2014 голосования по многим вопросам квалифицированным большинством в Совете ЕС, предоставит больше прав Европейском и национальным парламентам, раз’яснить условия и о­­процедуру выхода из состава ЕС и т.д. (см. Неделя, №41 / 2009). В следующем году должно быть создано новое внешнеполитическую европейскую службу, но еще неизвестно, каким образом она будет сосуществовать с национальными дипломатическими службами стран – членов ЕС. Поэтому пока в Киеве изменится только вывеска на Представительстве Европейской комиссии в Украине и Беларуси, которое отныне официально будет называться Представительством Европейского Союза.

Еще советуем посмотреть:
  • Спасти Европу
  • Договор о торговле оружием вступит в силу в конце декабря
  • Путин одобрил подписание договора о Евразийском экономическом союзе
  • Яценюк о Таможенном союзе: это советская олигархия, замешанная на советской бюрократии
  • Приговор Надежды Савченко вступил в силу