Дела как обычно. Слабые места российско-украинской дипломатии

Дела как обычно. Слабые места российско-украинской дипломатии

Россия ведет агрессивную политику в отношении Украины еще с конца февраля, но изменения в двусторонних отношениях с нашей стороны начали проявляться довольно поздно. В чем же причина такого промедления? Дела как обычно. Слабые места российско-украинской дипломатии «Business as usual» («Дела как обычно») – бросил в какой-либо из разговоров в августе 1914-го будущий британский премьер’Премьер, а в то время первый лорд Адмиралтейства Уинстон Черчилль, имея в виду, что его страна, несмотря на войну, должна жить обычной жизнью. И очень быстро он понял, что так быть не может.

Нынешняя ситуация в Украине начиналась по схожему сценарию. Еще довольно долго после оккупации Крыма она продолжала военное сотрудничество с Россией­­семьей, страной, стала оккупантом и агрессором; дипломатические отношения до сих пор не расторгнут; полномасштабную войну называют антитеррористической операцией, а сигнал о прекращении торговых отношений премьер’Премьер-министр Яценюк дал только сейчас, когда уже трудно определить точное количество жертв войны. И это тогда, когда мы требуем строгих санкций против России от Запада. В чем же причины такой нерешительности или промедления? Война или АТО? На самом деле далеко не все так просто сделать, как кажется на первый взгляд.

В частности, в вопросе определения нынешнего конфликта на Востоке Ук­­ни. Согласно Уставу ООН и резолюции ее Генеральной Ассамблеи от 14 декабря 1974, действия России квалифицируются как акт агрессии. На этом сходятся все дипломаты и специалисты по международному праву, с которыми общался Неделя. Среди них и нынешний министр иностранных дел Павел Климкин. когда Украина требует решительности от ЕС, то и сама должна не отставать

«Мы имеем четкую базу по международному праву в этой ситуации, и если открыть Устав ООН, то там можно найти четкое определение того, что является актом агрессии. Даже обстрел с территории одной страны территории другой является актом агрессии», – отметил министр во время одного из брифингов. Впрочем, в недавнем интервью’й он добавил, что когда терминологии международного права, то нужно четко понимать: у нас нет конфликтов между государствами, как нет в Украине и внутригосударственного конфликта. Видение последнего пытается ей нав’я­за­­ты российская пропаганда. «В Украине есть сепаратисты и терорис­­ты, которые контролируют определенные территории на Востоке», – отметил дипломат. «Или это война, не война – вопрос риторический.

Речь идет о том, что одна страна – член Совета Безопасности ООН, органа, ответственного за поддержание мира и безопасности в мире, аннексирует территорию другой. Так что это, акт мира, акт поддержки стабильности, или это акт агрессии?» – говорит бывший мини­стр иностранных дел Владимир Огрызко. «Если государство поставляет боевикам самую оружие, если она обстреливает другую со своей территории такими установками, как «град», То назвать это мирным сосуществованием невозможно. Это очевидный факт агрессии», – отмечает он в комментарии Неделе. Военный теоретик Карл фон Клаузевиц считал войну «актом насилия, имеющий целью заставить противника выполнить нашу волю». Полностью соответствует действиям России.

Несмотря на то что последняя ведет против Украины необъявленную войну, Киев не называет ее войной, не вводят военное положение. Почему он до сих пор не сделал таких шагов, это беспокоит сегодня многих. Однако готова ли Украина объявить войну России? По мнению экс-министра иностранных дел Владимира Огрызко, учитывая об’объективные обстоятельства она не может вести войну на равных с РФ. Этих обстоятельств очень много, и поча­­ты можно хотя бы с упоминания о том, кто одевает и даже вооружает нашу армию.

Относительно военного ста­­ну, то президент недавно озвучил свои аргументы против. Как отмечает Петр Порошенко, за военного положения запрещены поставки оружия и продукции двойного назначения, ухудшит позиции Украины в этой войне. Кроме того, невозможной стала бы поддержка государства международными финансовыми институтами. «Странам в состоянии войны МВФ не дает денег», – сказано в его заявлении. дипломатические отношения Впрочем, война, а притом и оккупация части украинской территории не могут никак не сказаться на отношениях между странами. Когда Москва признала независимость Южной Осетии и Абхазии, которые являются грузинскими землями, Тбилиси решило разорвать дипломатич­­ни отношения. «Думаю, нам по меньшей мере следовало бы разорвать дипломатические отношения с края­ной-агрессором.

Это косвенно и было бы признанием, что против нас ведется война без официального ее объявления», – считает экс-министр Огрызко. Украина пока этого не сделала и явно не будет. По мнению нынешнего главы МИД Климкин, если прекратить дипломатические отношения, без помощи останутся тысячи украинских граждан, которые в настоящее время находятся на территории России. Однако может ли Украина сейчас эффективно защищать своих граждан на территории РФ? То, что нашему консулу только с десятого раза удалось попасть в СИЗО, где содержится похищенную и незаконно вывезенное в РФ украинский летчица Надежда Савченко, – важное доказательство. «Вопрос в то­­м, что Россия проводит в отношении Украины действительно агрессивную политику, необъявленную войну, и все Украинцы, которые есть на территории РФ, фактически заложниками, потому что в любой момент к ним могут принять любые превентивные меры», – отмечает в этом Владимир Огрызко.

Заместитель главы Администрации президента Украины Валерий Чалый, однако, по этому поводу отмечал, что вариант разрыва дипломатических отношений все еще окончательно не отвергнут. «Мы сейчас анализируем различные варианты, не только это», – заявил он на брифинге 16 июля. По его мнению, всегда нужно понимать, какую добавленную стоимость можно получить: символический жест, или какой-то результат. Пока, очевидно, по его мнению, для Украины более эффективным является сохранение дипломатических отношений с Россией. Сами себе грабли разбрасываем Для стран Евросоюза введения санкций против РФ – тоже экономический боль (конечно, российский импорт в ЕС, по данным Генерального директората Европейской комиссии по делам торговли, на 2013 год составил €206500000000, тогда как ЕС экспортировал в Россию товары на сумму €119800000000), поэтому Евросоюз и не спешит ввести ограничения. Однако несостоятельность его стран 22 июля расширить список санкций против Москвы после того, как около 200 мирных граждан с их стран погибло от рук финансируемых и тренированных Россией террористов, оставляет открытым вопрос о возможности этой организации к решительным действиям.

Но когда Украина требует решительности от ЕС, то и сама должна не отставать. Президент уже приказал прекратить сотрудничество в сфере военно-промышленного комплекса, однако пока с’являются сообщения, что некоторые украинские предприятия и в дальнейшем обслуживают Россию. Например, днепропетровский Южмаш. На момент сдачи номера в печать нам не удалось получить подтверждения или опровержения этого факта на самом предприятии. Впрочем, еще остается тор­говой-экономическом сотрудничестве.

18 июля премьер’Премьер-министр Арсений Яценюк приказал готовиться к тому, что Украина полностью ограничит торговлю с РФ в двустороннем формате. Опять в публичном пространстве с’появилось вопрос: «А почему так поздно?» Председатель правления Института экономических исследований и политических консультаций Игорь Бураковский считает ключевой ответ на этот вопрос, что подготовка таких решений требует времени. «Любое решение – это подготовка, расчеты, планы, а потом уже собственное решение», – отметил он. Кроме того, по мнению эксперта, для Украины это будет иметь серьезные экономические последствия. «Украинский экспорт в Россию составляет около 20%. Если добавить страны Таможенного союза и вообще СНГ, то это один из наших крупнейших рынков. Поэтому понятно, что с экономической точки зрения Украина несет потери», – отметил он.

При этом, по мнению экспер­­и, в краткосрочном плане Киеву никто не компенсирует убытки от свертывания экономических н’я­зкив с Москвой, и это непосредственно дело государства, здесь нет другого пути. «ЕС способен помочь, но эта помощь может иметь чрезвычайное гуманитарный характер», – добавил он. Еще один важный фактор для сохранения business as usual в этой сфере – это политико-экономическое лобби, которое, очевидно, давит на нынешнее правительство. «Имеем дело с очень сложным сечением политических, экономических и социальных соображений», – отметил Игорь Бураковский. Быть или не быть? В украинской-российских отношениях остается много вопросов. Некоторые из них имеют четкий ответ, и ее следует осознать тем, кто настаивает на немедленных, решительных действиях, ведь часто нельзя воплотить важные решения по киль­­ка часов или даже дней, особенно в украинском-российском контексте, который, учитывая историю и территориальное соседство, всегда был настолько близок.

Впрочем, каждый день или даже каждый час промедления может стоить чьей-то жизни на фронте. Поэтому в нынешней ситуации лучше быть полуголодным, но живым, чем умереть сытым.  

Еще советуем посмотреть:
  • Владимир Огрызко: Украинцы, которые находятся на территории РФ, фактически заложниками
  • Финский публицист Россия постоянно ведет информационную и психологическую войну
  • Туск: Россия ведет хоть и необъявленную, но настоящую войну против Украины
  • Боевики ищут слабые места в обороне сил АТО - штаб
  • Нардеп рассказал, почему закрыли уголовные дела против Ставицкого