Генерал запорожцев. Боевой путь Константина Присовского

Генерал запорожцев. Боевой путь Константина Присовского

История генерального хорунжего Присовского - это путь специалиста, который не слишком хорошо разбирался в политике, не провозглашал зажигательных речей, а просто профессионально делал то, что умел лучше всего, - воевал. И тем принес своей Родине пользы куда больше, чем многие высокоинтеллектуальных политиков. Генерал запорожцев. Боевой путь Константина Присовского окопный генерал Киевлянин Константин Адамович Присовский, вероятно, с детства мечтал о кар’интерьера военного – сразу после окончания гимназии в качестве добровольца поступил рядовым в 131-го Тираспольского пехотного полка. затем – Чугуевское юнкерское пехотное училище, где начал осваивать офицерский специальность.

В 1901-м, по окончании обучения и присвоении звания подпоручика, его новым местом службы стал 130-й Херсонский пехотный полк, дислоцированный в родном Киеве. 1911 года Присовский, уже штабс-капитан, командовал восьмой ротой этой части. По свидетельствам очевидцев, последняя не производила впечатление лучшей в полку, однако «солдаты были индивидуализированы, все грамотные, отлично разбирались в обстановке, были хорошими стрелками». Очевидно, командир учил своих подчиненных не для парадов, а для боя. Первую мировую войну Присовский встретил командующим батальона 278-го Кромского полка 70-й пехотной дивизии. Воевал храбро.

10 декабря 1914 получил приказ получить занято врагом плато. Стремительной атакой батальон выбил противника из окопов, захватил пулемет, пленил восьми офицеров и 376 солдат. За этот подвиг был награжден Георгиевским оружием. 28 июня 1916-го ему вручили Орден Св. Георгия 4-й степени.

В том же году уже полковник Присовский стал командиром 278-го Кромского полка. 28 июня 1917 он был назначен командующим 10-й Туркестанской стрелковой дивизии, а 16 сентября 1917-го представлены к званию генерал-майора. Именно как генерала вспоминали Присовского участники боев за Киев в январе 1918-го. «Это сухой стройный брюнет с генеральскими лампасами и даже с рюкзаками (погонами. – Авт.) Генерала на мундире», – писал о нем сотник армии УНР Степан Козел. Для 39-летнего офицера, который не имел образования академии генштаба, такое стремительное кар’Ерне рост виделось почти фантастическим. Однако радоваться было никогда.

После того как в Петрограде большевики совершили вооруженный переворот, а российская императорская армия фактически распалась, генерал Присовский приехал в Киев и предложил свои услуги Центральной Раде. В обороне Киева Есть множество причин, почему против большевистского нашествия зимой 1917–1918 защищать Украину выступили стихийно организованные отряды вроде Свободного казачества, Гайдамака коша Слободской Украины и студенческого формирования, приняло участие в бою под Крутами. В Центральной Раде до последнего дня ее существования преобладали социалисты – члены партий социал-демократов и эсеров. До большевистского наступления их лидеры отвергали любые тезисы о государственной самостоятельности и говорили исключительно о федеративном устройстве будущей России. Центральная Рада палец о палец не ударила, чтобы создать основу для экономической и финансовой независимости от бывшей метрополии, не говоря уже о собственной армии.

Поэтому, когда на улицах Киева начались первые столкновения между войсками Центральной Рады и красными отрядами столичного «арсенала»Неудивительно, что самыми военными частями, выставленными против «арсенальцев»Были Киевское вольное казачество (фактически оплаченные) и шалаш галицких Сечевых стрельцов (выходцы из Австро-Венгрии). Вскоре к городу подошли уже регулярные российские большевистские части под командованием Михаила Муравьева. Профессиональным военным стало понятно, что «шутки кончились». Именно тогда киевскими квартирами, где жили прибывшие с фронта офицеры, пробежались гонцы, которые разнесли весть: генерал Присовский призывает всех неравнодушных стать на защиту Украины. На его призыв откликнулась немалое количество военных.

Участник тех боев сотник Степан Козел так описал структуру создаваемого подразделения: «Старшинский Запорожский отряд генерал-хорунжего Константина Присовского… состоял из трех сотен: старшинского, юнкерской и кадетской… Кадеты были с Киевского, частично Полтавского и других кадетских корпусов». Стоит добавить, что именно в отряд генерала Присовского влился подразделение киевских курсантов сотника Гончаренко, который перед тем дал большевикам бой под Крутами. Сопротивляться красным было крайне сложно, прежде всего из-за плохой координации действий между различными украинскими военными частями. В Киеве параллельно существовали два штаба: особого коменданта города атамана тамошнего Свободного казачества Ковенко и командующего Киевского военного округа штабс-капитана Шинкаря. Последний исчез из столицы практически в первый же день боев, и обороной остался командовать Михаил Ковенко – абсолютно гражданский человек. В этих условиях генералу Присовский пришлось не только отдавать приказы собственном отряда, но и координировать действия соседних подразделений. Естественно, что особого успеха такая оборона иметь не могла.

8 февраля 1918 украинские войска были вынуждены оставить Киев. «отец запорожцев» Отступив от столицы, реш­и украинского войска собралась в селе Гнатовка. «Здесь была целая армия, которая начислювала несколько дивизий, коробов, отделов Свободного казачества и всяких других отдельных военных единиц, а кроме того много штабов несуществующих частей. Но все эти части были очень маленькие составом, а некоторые из них имели всего по несколько человек», – писал участник тех боев сотник Борис Монкевич. «В Гнатовцы созвано совещание всех командиров отдельных частей. Здесь полковник Болбочан и генерал Присовский предложили, чтобы все эти части свести в Отдельный Запорожский отряд под командой одного начальника… Командиром 1-го Запорожского отряда был избран ген. Присовский». Надо отметить, что, даже сбежав от большевиков из Киева, Центральная Рада не прекращала интриг против военных.

По словам Бориса Монкевич, правительство УНР настаивал, чтобы в части Запорожского отряда допустили комиссаров и создали в них солдатские комитеты. И генерал Присовский категорически отверг эти предложения. Вскоре правительство потребовало снятия полковника Петра Болбочана с должности командира 2-го куреня и его помощника. Последствия этого решения не заставили себя ждать: в бою под Житомиром подразделение получил тяжелые потери. После этого уже сам командующий Запорожского отряда отказался выполнять идиотские приказы правительства, и Болбочан вернулся на место.

Пополнив боеприпасы и приняв в свои ряды определенное количество добровольцев, 23 февраля 1918 Запорожский отряд перешел в наступление. Большевики хорошо справлялись в борьбе против разрозненных и слабо упорядоченных украинских отрядов, и, столкнувшись с регулярной военной частью, быстро выразили свою слабость и начали отступать. 24 февраля запорожцы выбили врага из Житомира. На следующий день после тяжелого боя был освобожден Бердичев. Здесь они встретили первый эшелон немецких войск, которые по договоренности между Центральной Радой и командованием кайзеровской Германии, достигнутой после подписания 9 февраля 1918 Брестского мирного договора, наступали на Киев. Встал чисто политический вопрос: кто освободит столицу Украины? Собрав свои силы в кулак, генерал Присовский двинулся вперед.

29 февраля запорожцы приблизились к Ирпеня и вступили в бой с большевистской гарнизоном. За несколько часов дело было решено, и утром 1 марта они маршировали по улицам освобожденного украинской столицы. В Киеве вокруг Запорожского отряда снова развернулись интриги. В армию соглашались массы добровольцев, и логика событий подсказывала, что надо разворачивать его в мощную военную формацию. Кадры офицеров и унтер-офицеров в отряде уже были. Однако на пути реорганизации вновь стали политики-социалисты, которые панически боялись, что после победы над большевиками запорожцы устроят им военный путч. Страхи были небезосновательны.

С одной стороны, запорожцы проявляли демонстративное неприятие идей социалистов. с другой – вокруг старшин отряда начали крутиться деятели Свободного казачества (его генеральным атаманом был избран генерал Скоропадского) Иван Луценко и Иван Полтавец-Остряница. Первый пытался возбудить к мятежу против Центральной Рады генерала Присовского, но тот решительно отверг его предложения, поскольку считал такие действия деструктивными к завершению войны. И Центральная Рада боялась и самого Присовского, поэтому сняла его с должности командира отряда и назначила губернским комендантом Киевщины. По ходатайству генерала, командиром уже вновь Запорожской дивизии был назначен полковник Александр Натиев, происходивший из Аджарии. Запорожская дивизия двинулась на фронт и вскоре освободил от большевиков Харьковскую, Донбасс и Крым. «При отступлении они (большевики. – Ред.) Яростно сражались, и то с самыми украинском, потому что немцы обычно в бою не участвовали и только как когда поддерживали наших артиллерией», – свидетельствовал полтавский комиссар образования Виктор Андриевский. Вскоре Центральную Раду был свергнут. По Павла Скоропадского генерал Присовский был утвержден в звании генерального хорунжего и назначен комендантом гетманского дворца.

Теперь он должен заботиться о безопасности первого лица Украинского государства. На этой должности не обошлось без курьеза. Когда в сентябре 1918-го Скоропадский планировал официальный визит в Берлин, его штаб узнал, что на него готовят покушение. Поэтому гетман был вынужден тайно даже для своей охраны покинуть апартаменты. Генеральный хорунжий Присовский воспринял это недоверие и немедленно подал в отставку, которой, конечно, у него не приняли. трагедия патриота

Сотник Степан Козел так характеризовал генерала: «Присовский был высокообразованным, интеллигентным и благородным человеком, хорошо владел украинским языком, ему мог бы позавидовать не один языковед». Генерал принадлежал к истинным патриотам своей Родины, но категорически не мог принять антигетманского восстания Директории. Он видел, что во главе этого выступления стали те же люди, которые уже раз довели Украину до Крут и киевской бойни, и не ожидал от них ничего конструктивного. И был прав. Уже через месяц после победы Директории арестовали командования Запорожского корпуса. Полковник Петр Болбочан через полгода был расстрелян по сфабрикованному делу, остальные офицеры должна спасаться на занятых белогвардейцами территории. Но несмотря на это, Запорожский корпус оставался лучшей и наиболее боеспособной военной частью армии УНР.

Антигетманское восстание обернулось для Присовского рядом болезненных потерь. Первой и главной стала Отдельная Запорожская дивизия, перевернулась на бок Директории. Пользуясь своей славой «отца запорожцев»Генерал попытался сформировать новое подразделение с таким же названием. Однако это оказалось вторым жестоким разочарованием. Альтернативный Запорожский отряд тоже перешел при первом же бою в Петлюры. В августе 1919 года Константин Присовский вступил в Белую армию, поскольку главного врага видел в большевиках. Осенью 1919-го возглавил Константиновское военное училище, затем вместе с ним эвакуировался среди белых в Крым.

В Крыму под властью генерала Петра Вранґеля собралось немало украинский, как гетманцев, так и бывших петлюровцев. Он был либеральный в национальном вопросе своего предшественника Антона Деникина. Украинская, которых тот ранее арестовал за «государственную измену», Выпустили из в’тюрем. При таких условиях в сентябре 1920 года в Севастополе был создан Национальный блок, который вынес решение сформировать украинскую армию под национальным флагом для борьбы с большевиками под верховной властью Вранґеля. Представителем при главнокомандующем по военным делам блок выбрал Присовского. Однако эти планы не осуществились – вранґеливська армия доживала последние дни.

После штурма красными Перекопа генерал Присовский уехал во Францию, где и умер в 1966 году.

Еще советуем посмотреть:
  • Вот двуглавому орла к Галицкого льва
  • От двуглавого орла к Галицкого льва
  • В Киеве пьяный генерал-полковник устроил ДТП и попытался скрыться через заборы
  • Президент повысил в звании голову Госпогранслужбы и трех генералов
  • В Донецкой области в бою погиб генерал Ичкерии Мунаев