Удар по верхам. Война глазами участника АТО

Удар по верхам. Война глазами участника АТО

Неделя пообщался с бойцом одного из подразделений, которые принимают активное участие в антитеррористической операции на Востоке Удар по верхам. Война глазами участника АТО На Востоке страны наконец с третьей попытки, главным образом, как говорят, из-за решения МВФ о выделении Украине 17-миллиардного транша и риск отказа в нем в случае потери контроля над этими областями, стартовала долгожданная антитеррористическая операция, которая сразу превратилась из полицейской акции на настоящую войну. Сейчас в ней участвует до 10 тыс.

Украинских военных, милиционеров и гвардейцев. Как же они видят всю эту ситуацию? Неделе удалось пообщаться с бойцом одного из подразделений, которые принимают активное участие в боевых действиях. Ни род войск, ни часть не указываем по вполне понятным причинам. В условиях такой войны нужно как можно больше времени уделять именно разведывательной деятельности

О материальном обеспечении Сначала ситуация была аховая. Знаю, в некоторых частях на 10 машин приходилось по одному аккумулятору, поэтому заводили их по очереди: вставляли сначала в одну, потом в другую и так далее. Правда, всех, кого направляли на АТЕ, начинали обеспечивать в нормальном порядке. Но нам очень помогли волонтеры (пропускаем название города. – Ред.): Привезли классные бронежилеты, постоянно подбрасывают всякую вкусную еду, с приборами ночного видения помогли.

В ментов ситуация немного лучше, их все-таки четыре года при предыдущей власти любили. С оружием проблем нет: такого добра у нас очень много. Хватает всего. Вот если россияне нападут, тогда будут необходимы противотанковые управляемые ракеты и ПЗРК. Этого не очень много, но пока нам это не нужно – у террористов, слава Богу, кроме четырех БМД (боевая машина десанта. – Ред.), Что они в десантников в Краматорске «отжали», ничего нет. А их можно даже с «калаша» вблизи прострелить. Поэтому, собственно, в боях ту технику и не используют.

О ЕДУ Кормить нас стали лучше, чем в мирное время. Сухие пайки хорошие, кухня со свежими продуктами. Три блюда, когда бои, подвозят прямо на позиции. В этом смысле мы от войны только выиграли.

Наверное, потому что постоянно находимся в боевом порядке. Но в других частях очень большие проблемы. Особенно там, где есть призывники. Их почти не кормят, выдают на п’Пять-шесть человек буханку хлеба и две банки тушенки в день. Ну правильно – кормят лучше тех, кто на фронте.

Но боевой дух новобранцев, который изначально был просто выше крыши, теперь снижается – голодный солдат не будет воевать. Думаю, не обошлось без тварей-поставщиков, которые обирают пацанов. Кому война – кому мать родна. О КОМАНДИРОВ В принципе, те, кто нами командует непосредственно, мы же их знаем… с ними все нормально.

Мы их уважали в казармах, а здесь стали уважать еще больше: люди доказали, что достойны быть командирами. Но очень много вопросов к высшему руководству. У нас постоянно возникает впечатление, что наверху сидят или идиоты, или предатели. Второй вариант, на мой взгляд, более вероятно. Памятник’Помню, во время так называемого второго этапа АТО случился момент, когда перед нашими частями был уже полусвободный проход к Слов’Купянска. еще немного – и взяли бы тех сепаратистов.

Однако нас постоянно дергали в момент назад. Не понимаю, какого черта мы весь апрель сидели на одном месте вместо того, чтобы просто раздавить ту гнилоту, которая уже убила нескольких наших. Зачем было ждать столько времени – чтобы дать им возможность подтянуть силы, оружие, обустроить позиции? Почему было сразу их выбить, как только с’появились? И мы могли бы сначала одной ротой их накрыть, но сидели и ждали.

И буквально до последнего работали, что называется, по верхам. Я понимаю, что не можем «градом» по городу ударить, но сидеть и ждать – это просто означает, что больше моих пацанов погибнет. А как можно было дважды отозвать нас обратно, когда мы уже почти выполнили задание? К тому же у меня в последние дни было впечатление, что террористы постоянно знают заранее о наших планах и действиях. То есть кто-то им же сливает – и это при том, что у нас режим радиомовчанкы постоянно. А когда ребят из «альфы» постреляли, их же целенаправленно ждали, знали, где ехать.

О политиках вообще молчу. Рыба гниет с головы. И так раздражает, что они только говорят. Ладно, пусть говорили, но создается впечатление, что сливают. Не знаю, иногда закрадываются мысли: вот разберемся с этим хламом здесь, на Востоке, и займемся властью. Ударим по верхам, что называется.

О МЕСТНОЕ НАСЕЛЕНИЕ Сначала мы даже в страшном сне такого не представляли: стрелять по гражданским. И командиры нам это постоянно внушали: чтобы ни неправильного взгляда в сторону местных. И сверху постоянно давят, мол, чтобы ни капли лишней крови. Но после Андреевки (бой в поселке под Слов’Славянск, во время которого из-за спин так называемого мирного населения, которое пыталось блокировать украинские части, были убиты два военнослужащих. – Ред.) У нас отношение резко изменилось.

Так, командование и сейчас требует не стрелять по ним, объясняет, что их надо привлекать на свою сторону, однако у нас теперь перед глазами убиты ребята. Я понимаю, и мы сами видим, что заметная большинство людей здесь не поддерживает террористов, однако нас они не любят, хотя и желают, чтобы бандитов прогнали. Есть также определенный контингент, который считает нас «правым сектором», «левым сектором» и т.п.: в них столько глупостей в голове сидит. Агрессивно реагируют на украинские флаги. Читал недавно, как хорваты делали во время югославской войны – стреляли в воздух специальной ракетой при приближении к таким-вот «мирных жителей». Если те не разбегались, то потом открывали огонь на поражение. Нет, мы не кровожадные, но если у людей нет мозгов и понимания: где война, там гражданским не место, то будут иметь свое.

Боюсь, что вскоре ребята начнут стрелять по ним, тем больше там очень много провокаторов и неместных. О боевой тактики Откровенно говоря, мы сначала не совсем понимали, что едем в настоящую войну. У многих были настроения, мол, шляпами забрасываем. Но оказалось, что имеем дело с очень организованным и опасным противником – фактически со спецназом, который еще и использует постоянно щит с мирного населения и местных дурачков, которым раздали автоматы.

Многие задают вопрос, почему мы все время маневрируем вперед – назад. Дело в том, что у нас нет ни приказа, ни права стрелять по мирным жителям, так выманиваем террористов наружу. У нас происходит сейчас боевое слаживание между различными родами войск, армией и Нацгвардией, различными спецназа. Учимся воевать против тех, у кого нет совести и правил, зато есть огромное наглость и куча новейшей российской оружия. Наша цель – обезвредить как можно больше террористов за пределами городов, а уже потом зачищать.

Большего сказать не могу. Вообще нам очень не хватает умной электроники и беспилотников, которые помогали бы проводить разведку и разоблачать враждебные засады. В условиях такой войны нужно как можно больше времени уделять именно разведывательной деятельности: сам боевой контакт должен быть выверен до секунды и четкий, чтобы без жертв, стрельбы, крови. Важно понимать, что многие нашей «спецуры», Особенно с МВД и СБУ, очень хочет оправдать Майдан, поддержать честь мундира, как бы смешно это для кого-то не звучало. Потому что столько дерьма за последние месяцы на них вылилось: что они убийцы, и, главное, не о­фе­Сио­нали. Теперь они хотят всем, и прежде всего самим себе, доказать, что крутые. Очень важно не потерять этого запала и настроения.

Но повторюсь, поведение политического руководства очень вредит этом. О ТЕРРОРИСТОВ Не знаю, как назвать людей, которые говорят о гражданской войне. Какая к черту гражданская, когда против нас действуют подготовленные специалисты, для большинства из которых это работа? Я не говорю о идиотов с автоматами из местной гопоты – тех мы стараемся не убивать, а просто обезоруживать. А если начинают бежать, то даже не сильно преследуем. Но российские диверсанты – другое дело.

Мне ребята из «альфы» говорили, что для них эта война уже как кровная месть. Они друг друга прекрасно знают, много лет на всяких тренировках пересекались. И тут такое начинается. Самое страшное, что сейчас с’является много трупов. А где много трупов, там всегда обижены и желающие мести.

И это уже настоящая война.

Еще советуем посмотреть:
  • Опросы американской соцслужбы: 77% украинский поддерживают территориальную целостность страны
  • СБУ сообщает о 14 погибших военных с начала антитеррористической операции
  • Украинские военные отправятся в Литву на двухнедельные учения со снайперской подготовки
  • Статус участника боевых действий получили 52,5 тыс. Бойцов АТО
  • Статус участника боевых действий получили почти 52 тыс. Бойцов - Минобороны