Статусные игры. Чего добиваются ревнители второго государственного?

Статусные игры. Чего добиваются ревнители второго государственного?

Украинский национальный организм достаточно силен, чтобы сопротивляться соглашательство, которое, как известно, всегда заканчивается политическим самоубийством Статусные игры. Чего добиваются ревнители второго государственного? В течение 15 лет – с октября 1989 года, когда Верховная Рада УССР (!) приняла Закон «О языках в Украинской ССР», Который определял украинский как государственный, и вплоть до сентября 2004 года, когда началась очередная президентская кампания, – в Украине не было зафиксировано никаких «языковых» конфликтов. После длительного коммунистического эксперимента по превращению наций на «новую историческую общность – советский народ» процесс «украинизации украинский» виделся вполне естественным возвращением к основам национального бытия, не вызвало каких-то политических возмущений. Инициаторами спекуляций вокруг деликатного языкового вопроса стали российские политтехнологи кандидата в президенты Януковича. Именно тогда, в 2004-м, в рекламных роликах будущего владельца «Межигорье’я» с’появилась карта разделенной Украины, а электората начали вбивать в головы, будто кто-то считает русскоязычное население Юга и Востока страны «вторым сортом» и даже готов оградить его от «первосортной» части Украины колючей проволокой.

Иосиф Кобзон в тех же роликах спел о «гражданс­кую войну», А негодяи различной масти взялись сеять ненависть ко всему украинскому. Языковая карта разыгрывалась полным ходом, однако к гражданской войне, обещанной Кобзоном и его политическими «аранжировщиками», Тогда, слава Богу, не дошло. Перспектива: украиноязычные становиться все «двомовнишимы», А русскоязычные безнадежно одноязычными? Не дошло бы и теперь, если бы не кремлевские сценаристы решили, что с украинской государственностью «пора кончать». Тему второго государственного языка снова вытащили из рукава – и вот уже Путин вместе с его диверсантами (в камуфляже и без) требуют срочной федерализации и новой русификации Украины. Им нужен развал нашего государства, и они прекрасно знают, как этого достичь.

Однако речь не о Путине с его диверсантами, а о нас. Об украинском обществе и его руководителей в то драматическое время, когда на кон поставлено очень много, если не все. Прежде всего: в чем заключается языковой дискомфорт людей, которые живут на Юге и Востоке, и существует ли он вообще? Эмпирический опыт подсказывает, что такой проблемы нет. Даже теперь, весной 2014 года, в условиях неслыханной по масштабу и цинизмом пропагандистской кампании СМИ России, более 70% русскоязычного населения в нашей стране отрицают факт притеснений их прав.

В конце концов, это видно и невооруженным глазом: достаточно вспомнить о количестве украинских школ на Донбассе или в Крыму или о периодических изданиях где, в частности в Киеве и Львове. Так на что же опираются пропагандисты второго государственного? Социолог Александр Вишняк, автор исследования «Языковая ситуация и статус языков в Украине: динамика, проблемы, перспективы» (2009), в свое время зафиксировал, что определенное беспокойство среди жителей Донбасса и Крыма вызывают «некоторые проблемы в образовательной сфере» и «деловая документация» как форма «общение с административными органами». Однако «говорить о массовом или системный характер языковой дискриминации русскоязычного населения не приходится», Сделал вывод Вуз­няк, рекомендуя политикам все-таки демонстрировать «чувствительнее отношение» к настроениям русскоязычного населения Донбасса и Крыма. Но разве наши политики читают научные труды, им адресованы? Их больше интересуют возможности популистской риторики.

То, что они сейчас говорят о языковой политике, напоминает словесную эквилибристику: никакой конкретики, основанной на анализе реалий; сплошное пустодзвонство и демагогия. Например, Сергей Тигипко говорит, что пенсионеры не могут прочитать без словаря инструкции к лекарствам, и тут же требует, чтобы в новой Конституции Украины за русским языком был закреплен статус второго государственного! Шулерство и передергивание очевидны: проблема инструкций (если она есть) решается не изменением статуса языков, это лишь деталь в практике языковой политики (если им кто-то занимается в государстве). И так куда ни кинь: вместо того чтобы постоянно мониторить ситуацию, деликатно ее урегулировать, люди, обремененные высокими должностями и полномочиями, предпочитают популистским штурм. Ленивые и безответственные, они начинают суетиться, когда запахнет жареным, соревнуясь, кто сильнее ударит себя в грудь, подыгрывая уже не настроениям своих избирателей, а той же пропаганде из вражеского стороны. И тогда начинается игра в слова.

И.о. президента Александр Турчинов уверяет, что «для достижения мира и согласия между гражданами Украины будет обеспечено право областных, городских и районных советов принимать решение о предоставлении на территории соответствующего региона параллельно с государственным украинским языком официального статуса русскому или иным языкам, на которых говорит большинство местного населения». премьер’Премьер Арсений Яценюк обещает закрепить «специальный статус для русского языка и защиту этого языка», А заодно «специальный статус для любой другой язык на территории соответствующей территориальной общины». А лидер «третьей республики» Юрий Луценко придумывает вообще-то странное: «Учитывая постоянные манипуляции Кремля российской надо предоставить статус. Я против статуса официального, потому что это та самая государственная. Думаю, надо провозгласить для русского языка статус защищенной государством языка»… Александр Турчинов как в. о. президента знает, что права, о которых он говорит, УЖЕ закреплены в действующем законодательстве, а Арсений Яценюк и Юрий Луценко просто жонглируют словами.

Причем, обратите внимание, все трое твердят о СТАТУС. О какой-то особый («специальный», «официальный») Статус русского языка или «любой другой язык на территории соответствующей территориальной общины». Хотя ежу понятно, что не в статусе вещь. Дело в способности или неспособности политиков на практике последовательно осуществлять разумную языковую политику, которая обеспечивала бы гражданам их права. Впрочем, говоря о правах, не следует забывать и об обязательном’Обязанности.

Ведь очевидно, что ревнители второго государственного на самом деле добиваются создания неких «зон», Абсолютно свободных от украинского языка! Это и есть путь к роз’единения, то есть до рассыпания страны, о чем и мечтает Путин. Введение второго государственного создало бы предпосылки для того, чтобы для значительной части населения украинский язык стал совсем не нужна (именно так происходит в Беларуси с белорусской). У нас и так Украинские чувствует себя не слишком свободно, а что будет дальше? Украиноязычные становиться все «двомовнишимы», А русскоязычные безнадежно одноязычными ?! Не сомневаюсь, что перспектива просматривается именно такая. После того как 23 февраля 2014 Верховная Рада поспешно отменила закон Колесниченко – Кивалова, а в. о. президента Турчинов ветировал это решение, было обещано, что специальная рабочая группа подготовит новый закон, который сбалансирует интересы всех языковых групп.

Однако время прошло, а результата пока не видно. Хотя еще летом 2012-го «группа Кравчука» разработала вполне конструктивный законопроект, в основу которого положены идеи Европейской хартии региональных языков или языков меньшинств (искаженные законом Колесниченко – Кивалова, который предоставлял преимущества исключительно российской). Его и можно было теперь дорабатывать и принимать в окончательной версии. Если, конечно, для этого есть соответствующая политическая воля. К сожалению, сознание многих политиков затмила идея второго государственного. Руководители государства тем временем пятятся, Улаша­пользуют политическую эквилибристику. Кабмин собрался предлагать Верховной Раде принять специальный закон, на основании которого можно будет провести «консультативный референдум» по расширению полномочий органов местного самоуправления, а также официального статуса русского языка в отдельных регионах.

Вот только зачем? Разве в 2012 году после скандального принятия закона Колесниченко – Кивалова областные советы Юга и Востока не принимали решения о предоставлении русскому языку статуса регионального, обеспечив ей тем самым все, что только можно обеспечить? Чего добиваются теперь снова? И зачем им подыгрывать? Податливая тактика нынешней власти вызывает уже не только сомнения и вопросы.

Она внушает чувство тревоги, ведь мы видим, к чему приводят нерешительность и уклончивость. Неужели недавние оппозиционеры и язык готовы сдать так, как сдали Крым? Если это действительно так, то пусть не сомневаются, что украинский национальный организм достаточно силен, чтобы оказать надлежащее сопротивление соглашательство, которое, как известно, всегда заканчивается одинаково – политическим самоубийством.

Еще советуем посмотреть:
  • Большинство украинский выступают против предоставления русскому языку статуса второго государственного
  • После принятия языкового закона сторонников второго государственного языка стало меньше
  • Эксперт: Путин напомнил Януковичу, что начальство не опаздывает, а задерживается
  • 65% Украинский считают принятие языкового закона предвыборным ходом Партии регионов
  • Чечетов об оппозиции: "Мы их развели, как котят"