Три фестивальных новинки

Три фестивальных новинки
Три фестивальных новинки

Сентябрь и Форум издателей случается ровно через полгода после апреля и Книжного Арсенала. Жизненные циклы многих издательств ориентируются именно на эти две ключевые книжные события: сначала готовятся новинки под Арсенал, затем начинают готовиться к Форуму, а потом все начинается сначала. Перед Арсеналом в интернете гуляют списки интересных новинок, облегчающих жизнь читателям: берешь такой, распечатывает и идешь покупать книги по плану. Мы выбрали три интересные новинки, прочитать которые точно не помешает. Три фестивальных новинки 1. Джулиан Барнз, Шум времени. ? Пер. с англ.

Веры Кузнецовой. ? К .: Темпора, 2016. Джулиан Барнз до своего семидесятилетия решил написать книгу о нелегкой судьбе официального советского художника и его художника, внутренние конфликты с противоречиями. Художником выбрал известного на Западе Дмитрия Шостаковича. Порой кажется, что биография композитора будто специально написана под Барнз стиль повествования: есть три ключевые точки жизни, три ключевые любви и три ключевые лица, ответственные за важные повороты сюжета. Все держится на триадам, от начала и до окончания, очень удобно для систематизации и очуднение. До трех ключевых моментов (повесть, кстати, так же разделена именно на три раздела) добавляется весь необходимый арсенал книги о России, написанной европейцем: пословицы’я (повторяющиеся играют обрамлювальну и структурувальну роль), цитаты (иногда правильные, иногда неправильные, порой вообще не очень уместны) и препарирования загадочной души. Дочитав, не понимаешь, о ком книга: о Шостаковича, которого так себе представил автор, о Шостаковича, которого так себе представили биографы, которые читал автор, или вообще о том, как будут выглядеть традиционные, продемонстрированные уже в добром десятке книг, повествовательные приемы и стратегии, когда их применить к такому сюжету (а Шостакович, значит,? просто случайных известная фигура).

Иначе, результат оригинальный и достаточно интересный. 2. Богдан Логвиненко, Saint porno. ? Х .: Клуб семейного досуга, 2016. Известный блогер и путешественник Богдан Логвиненко поговорил с Украинской, которая снимается в порно, и оформил свое с ней интервью’й в книгу. Собственно, книги могло бы и не произойти, потому что текст скорее похож на добротное интервью’ю, где вопрос стали названиями разделов. Девушка с украинского русскоязычного областного центра после ничем не примечательного детства, прослушивания классических вещей из эстрады 90-х, первых влюбленностей и первого пересмотренного порно вдруг понимает, что порно, как и секс, ей нравится, а закостенелые нравственные нормы, изначально тяготеют над людьми и не позволяют понять, чего ты на самом деле хочешь, пора отменить? хотя бы для себя. Так начинается крепкое сюжетное интервью’ю, где нашлось место для многих интересных фактов.

Рассказано и о столице порнобизнеса, и о том, кто и почему идет сниматься, и о том, что в порноактеров в головах (а это, на мой взгляд, самое интересное). Выйдя, книга уже стала предметом оживленных дискуссий, где оказалось, что порно в своем роде похоже на медицину и педагогику: все понимают и прекрасно знают, что должно быть в голове у актрисы, чтобы ей можно было поверить, сколько порно и сколько размышлений о морали должно быть в разговоре, и о чем вообще надо писать такие книги, чтобы было интересно. Впрочем, довольных все же больше, чем недовольных, потому что книга свежая, интересная и стоит прочтения с последующим обдумыванием. 3. Максим Тарнавский, «неслыханный Нечуй». ? Пер. Я. Крыши. ? К .: Laurus, 2016.

Ивана Семеновича Нечуй-Левицкого учат в средних школах, быстро забывают и возвращаться к нему не хотят. Профессор Торонтского университета Максим Тарнавский после многолетнего нечуезнавства написал книгу, где глубоко и подробно рассуждает о феномене этого писателя, параллельно очищая его от скучности. В украинском литературоведении, говорит автор, Нечуй стали понимать неправильно, потому что Сергей Ефремов написал его биографию со многими умышленными искажениями и домыслами (вызванными личной обидой на патриарха украинской литературы, который в последние годы жизни злобно нападал и на Ефремова, и на Грушевского через проблемные вопросы украинского правописания). Ефремовского биография ушла в народ и, как другие биографии его пера, заложила основу для современного литературного канона и "канонических" толкований. Тарнавский последовательно разбирается в биографии и творчества "школьного классика" ? и так, что скучно не становится до последней страницы.

Еще советуем посмотреть:
  • Схематичность страха
  • Новинки от мэра
  • Книжные новинки: от крокусов к литературе в 3D
  • Новинки от Порше
  • Новинки от Audi