The Economist: Хозяин, хозяйка или ни с того ни с сего?

В ООН продолжается беспрецедентная кампания за избрание следующего генсека через открытое голосование. Но в конце выберут, скорее всего, заранее согласованного кандидата The Economist: Хозяин, хозяйка или ни с того ни с сего? Фото: reuters Работать генеральным секретарем ООН — это как медленно пить бокал яда.

С восьми руководителей организации за время ее существования популярными сейчас являются только швед Хаммаршёльд (погиб в авиакатастрофе в 1961 году, когда летел на встречу в рамках миротворческой миссии, которая должна положить конец кошмаром, которые тогда совершались в Конго (Киншаса) сразу после обретения независимости) и Кофи Аннан — здравомыслящий, харизматичный ганец, занимавший должность в 1997–2006 годах (он на второй ступени, несмотря на не слишком успешную деятельность в проблемных точках мира). Его преемника Пан Ги Муна из Южной Кореи, что вскоре сложить полномочия, считают вялым, одним из худших генсеков. В защиту Пан Ги Муна можно сказать, что он достоин и настойчивый человек. Среди его заслуг частично Цели устойчивого развития на 2016–2030 года, определены в прошлом году, и контроль над процессом подготовки Парижского соглашения об изменении климата, подписанного в декабре 2015-го. Однако он до невозможного скучный оратор и неотступно соблюдает протокола, а еще ему не хватает спонтанности и глубины. проведя дев’Пять лет в кресле главы ООН, этот деятель до сих пор подвержен ляпов. Недавно, например, назвал «оккупацией» присутствие Марокко в Западной Сахаре.

Хотя большинство незаангажированных наблюдателей согласятся, что марокканцы воспользовались собственно ошибками дипломатии, чтобы выдворить из региона представителей ООН, которые пытались поддерживать там мир. В общем Пан Ги Мун олицетворяет недостаток, характерный для самой ООН: возведение всего к наиболее компромиссного общему знаменателю. Должность досталась ему за то, что его кандидатура оказалась хоть в чем приемлемая для каждой из п’пяти стран — постоянных членов Совета Безопасности (США, Великобритания, Китай, Франция и Россия). Пекин хотел азиата; в Вашингтоне считали, что он на их стороне Москва надеялась на ничем не примечательного лидера. В конце этого года, голосуя за его преемника, ООН, очевидно, собирается совершить ту же ошибку.

Говорят, что в организации есть консенсус: следующим генсеком должен стать женщина из Восточной Европы, потому что раньше на эту должность не избирали никого с такими характеристиками. Болгария предлагает Ирина Бокова — директора ЮНЕСКО. Однако в начале кар’барьеры она была преданной коммунисткой, и ее вряд ли поддержат США. Если официальная София выдвинет еврокомиссара по вопросам бюджета и человеческих ресурсов Кристалина Георгиева, запротестовать могут россияне — из-за санкций ЕС в н’связи с событиями в Украине. Можно предположить, что в какой-то момент приемлемая для всех кандидатура женщины из Восточной Европы таки найдется. Однако для нынешней кампании характерно прецедент: дев’Пятеро (семь — из Восточной Европы, три из них — женщины) объявили свои кандидатуры открыто, вместо того чтобы традиционно лоббировать себя за кулисами. В течение последних недель они выложили свои козыри на открытых слушаниях Генеральной Ассамблеи ООН в Нью-Йорке.

Впечатление произвели только два (не по Восточной Европы): экс-премьер’Премьер-министр Португалии Антониу Ґутерреш, хорошо показал себя в роли верховного комиссара ООН по делам беженцев, и бывший премьер’Премьер-министр Новой Зеландии, а ныне руководительница программы Организации Объединенных’Наций Хелен Кларк. Американцам якобы не нравится Кларк, который хочет положить конец ядерным испытанием в Тихом океане. Россияне, скорее всего, отвергнут обоих. Поэтому в последний момент можно ожидать новых фигур. Кевин Радд, бывший премьер’Премьер-министр Австралии, владеет китайским, что тоже хочет попробовать, но не имеет особой поддержки. Еще может с’появиться кандидатура Сусаны Малькорры, министра иностранных дел Аргентины, долгое время работает в ООН.

Или президента Чили Мишель Бачелет, которая ранее возглавляла Комитет ООН по делам женщин. Еще говорят о кандидатуре Ангелы Меркель, но большинство полагает, что она все-таки останется канцлером Германии, несмотря на все проблемы. Мир нуждается в эффективной ООН по разумной и решительной, но идеалистической человеком на лбу. К сожалению, такого лидера, скорее все, она не будет Многие обычные членов организации хотят, чтобы «большая п’пятерка» предложила им на выбор двух финалистов, а не одну компромиссную фигуру, которую традиционно просто согласуют общим «одобрямсом». Но для этого придется несколько произвольно трактовать Устав ООН. Сейчас можно сказать, что по крайней мере открытые слушания (которые возобновятся в случае появления других кандидатов), которые уже прошли, отсеяли вовсе не подходящих с дев’пяти выдвиженцев, то есть большинство.

На грани жизни и смерти Положить конец или предотвратить все конфликты, которые произошли за время пребывания Пан Ги Муна в кресле главы ООН, например в Бурунди или Восточном Конго, не смог бы ни один ее генсек. Организация может быть эффективной настолько, насколько это ей позволяют враждующие стороны или великие державы. Но лицо генсека все же имеет значение, ведь, несмотря на все недостатки, ООН — последняя инстанция, куда обращаются, когда взрывается кризис. Обычно ей не под силу остановить конфликты, но ее генсек нередко единственный человек, способный посадить воинственных противников за стол переговоров, а затем забрать все вместе. ООН вмешивается, когда ситуация на грани.

В некоторых уголках мира это граница между жизнью и смертью. Кроме того, генеральный секретарь ООН выполняет функции «главного администратора». В этом смысле Пан Ги Мун оказался довольно слабым. Американец Энтони Банбери, долгое время работал в организации, поведал эту печальную историю в статье для New York Times вскоре после выхода на пенсию. ООН упадок «через колоссально неэффективное управление»И написал и пожаловался на небрежность и неэффективный контроль за бюджетами на миротворческие и другие миссии. По мнению Банбери, самый большой недостаток ООН — «устаревшая система кадров», В которой «прием на работу забирает в среднем 213 дней». На работу в ООН берут в основном скорее по политическим соображениям, чем за заслуги.

Поскольку процесс управляется неформальными квотами по регионам, как следствие — в организации нередко оказываются некомпетентны, даже коррумпированные кадры. Вспомним скандал  вокруг программы «нефть за еду» для Ирака (еще до Пан Ги Муна), когда несколько высокопоставленных оказались замешаны в масштабное взяточничество, а другие никак этому не помешали. Новее скандал: миротворцы в Центральноафриканской Республике насиловали гражданское местное население, должны были защищать. Причина: из соображений политической целесообразности в контингент пригласили присоединиться страны вроде Демократической Республики Конго, чьи военные известны склонностью к жестокости. В противном случае из Комиссии ООН по правам человека освободили шведа Андерса КОМПАСС, который разоблачил случаи сексуального надругательства со стороны французских солдат после того, как другие высокопоставленные отказывались как-то на них реагировать (впоследствии его оправдали).

Не менее заслуживает критики и принцип управления ООН. Страны, чье население или экономическая или военная мощь со дня основания организации 1945 выросли, требуют более весомого голоса — и не только в деле избрания генерального секретаря. Раздаются призывы к увеличению количества постоянных членов Совета Безопасности. Бразилия, Германия, Индия и Япония намекают, что в обмен на такой статус могут даже сначала обойтись без права вето, которым пользуется «большая п’пятерка». Однако каждый потенциальный кандидат должен противника. Для Пакистана неприемлемый вариант постоянного членства в Совбезе Индии.

Китай против Японии. Аргентина и Мексика блокировать принятие Бразилии. Нигерия и Южная Африка обе претендуют на статус постоянного члена от своего региона и категорически отрицают кандидатуру оппонента. А если придется выбрать постоянного члена от Арабского мира? Несмотря на многочисленные недостатки ООН, все яростнее критикуют, большинство реформ организации, скорее всего, будет заблокирован. «Большая п’пятерка» до сих пор настроена противодействовать любому размыванию ее полномочий. Бедные страны не хотят оптимизации администрирования или урезания бюджета: они не платят за организацию, а многие видят ее «кормушкой», Где можно знай­ты теплое и доходное место работы. Если говорить о перспективе большей независимости генсека (если заменить п’пятилетние каденции без ограничения их количества на одну семилетнюю), то сильного или независимого лидера не хотят видеть ни США, ни Россия.

Мир нуждается в эффективной ООН по разумной и решительной, но идеалистической человеком во главе. К сожалению, такого лидера, скорее всего, она не будет. © 2011 The Economist Newspaper Limited. All rights reserved Перевод с оригинала осуществлено «Украинский неделей», Оригинал статьи опубликован на www.economist.com

Еще советуем посмотреть:
  • Пора положить конец разговорам
  • Кофи Аннан оставляет пост спецпосланника ООН в Сирии
  • Кандидатуру Пан Ги Муна поддержали все страны Совета Безопасности ООН
  • В ООН демократично решили выдвинуть на выборы нового генсекретаря единую кандидатуру Пан Ги Муна
  • The Economist: Дело Немцова может положить конец дружбе Путина с Кадыровым