The Economist: Прыжок в неизвестность

The Economist: Прыжок в неизвестность
The Economist: Прыжок в неизвестность

Инвесторы боятся выхода Британии из ЕС, но считают, что она таки останется The Economist: Прыжок в неизвестность Великобритания 23 июня будет выбирать, оставаться ей в Европейском Союзе или выйти из него. Многим избирателям день референдума принесет долгожданное облегчение: последние четыре месяца почти все новости об этой кампании. Впрочем, если британцы проголосуют за выход, им еще придется вытерпеть многолетние дебаты по поводу переговоров об условиях развода.

Особенно озадаченно за кампанией наблюдают финансовые рынки. Большинство инвесторов, как и большинство экономистов считают, что без ЕС Британии будет хуже. Проведенное недавно банком Merill Lynch (подразделением Bank of America) опрос менеджеров глобальных фондов показало, что Brexit является самой большой угрозой для рынка и опережает в рейтинге девальвацию в Китае; однако 71% опрошенных менеджеров не считают, что британцы в конце проголосуют за выход. Несмотря на весьма незначительные расхождения в большинстве опросов, букмекерские рынки стабильно ставят на то, что на референдуме будет сделан выбор в пользу сохранения членства в ЕС; ставки на выход снизились до 25%. А если Великобритания таки проголосует за выход, крайне важным будет характер ее дальнейших торговых отношений с Евросоюзом. Кредитно-рейтинговое агентство Fitch заявила: если страна оперативно заключит соглашение о свободной торговле с ЕС, последствия выхода будут незначительными. Но для этого британцам, очевидно, придется согласиться на свободное движение рабочей силы и уплату взносов в бюджет ЕС, против чего, собственно, и борются сторонники Brexit. другой сценарий — затяжные переговоры и независимость Шотландии, а следовательно, большое давление для кредитного рейтинга Великобритании.

Поэтому инвесторы затаили дыхание в ожидании события, которое они считают маловероятной, но которая может иметь неприятные последствия. Больше всего от Brexit пострадало, скорее всего, фунт: в день объявления референдума он пошатнулся, затем вернул позиции относительно доллара (тот падает на фоне большинства валют после того, как Федеральная резервная система просигнализировала готовность к дальнейшему повышению учетной ставки), но не перестает дешеветь на протяжении всей кампании относительно евро. Больше всего от Brexit пострадало фунт: в день объявления референдума он пошатнулся, затем вернул позиции относительно доллара, но не перестает дешеветь на фоне евро Проблема для валютных трейдеров в том, что они рискуют любого результата референдума: сохранение членства в ЕС, очевидно, подтолкнет фунт вверх, что осложнит жизнь тем, кто сделал ставку на Brexit. Эта неуверенность проявляется на рынке опционов, где трейдеры могут хеджироваться от «валютных качелей»: Надбавка за страхование от скачков курса фунта резко возросла. Опрошенные Bank of America менеджеры фондов уже сейчас проявляют к британских активов меньше интереса за последние семь лет. Но если говорить о ценных бумагах каждого эмитента отдельно, то Brexit повлияет на них по-разному.

По данным инвестиционной группы BlackRock, более 78% поступлений компаний, принадлежащих к FTSE 100, генерируются из-за границы. Поэтому в случае обесценения фунта их доходы за Британией только возрастут. А вот компании из индекса FTSE 250 (группы со средней капитализацией) генерируют около 60% своих доходов в стране. Поэтому финансовые показатели FTSE 250 в этом году пока негативно влияют и на индекс акций компаний с высокой капитализацией. На первый взгляд может показаться, что с приближением референдума должны пострадать британские государственные облигации. Если бы голосование на референдуме за выход из ЕС привело к падению валюты Соединенного Королевства, международные инвесторы, в чьи портфелей входят эти облигации, понесли бы убытки. Таким образом можно было бы ожидать, что они будут требовать более высокой доходности в качестве компенсации за этот риск.

Но в действительности доходность 10-летних облигаций сейчас близка к уровню, на котором она была в день объявления референдума. Отчасти это объясняется тем, что британский рынок облигаций — часть глобального, на котором доходность и без того остается низкой. Кроме того, Brexit негативно повлиял бы на доверие и экономическую активность, поэтому после него Банк Англии, скорее всего, урезал бы учетную ставку или даже расширил программу скупки облигаций (количественного ум’якшення). Оба варианта были бы положительными для британских бондов, поэтому доходность для их держателей раз выросла бы, а не упала. Если учитывать уверенность инвесторов в победе сторонников ЕС, в случае противоположного результата можно ожидать резкой реакции рынков.

Главный экономист итальянского банка UniCredit Эрик Нильсен считает, что фунт мог бы тогда упасть на 10–15% в торгово-взвешенном выражении. Такая новость, вероятно, потянула бы вниз и курс евро по отношению к доллару из-за сомнений в стабильности ЕС в долгосрочной перспективе. И действительно, даже руководители ФРС заявили, что британский референдум может повлиять на их политические решения, поскольку от него будет зависеть уровень доверия к стране. Поэтому многим ночь на 23 июня кажется очень тревожной. © 2011 The Economist Newspaper Limited.

All rights reserved Перевод с оригинала осуществлено «Украинский неделей», Оригинал статьи опубликован на www.economist.com

Еще советуем посмотреть:
  • Опрос: россияне, израильтяне и Украинцы больше стремятся к богатству
  • Лишь 1% американцев считают терроризм самой большой угрозой для страны
  • Представители стран ЕС провели тайную встречу, на которой согласовали совместные действия на случай Brexit
  • Британцы не поддержали выход из ЕС - опрос
  • Кэмерон: Выход из Евросоюза не является правильным решением для Великобритании