The Economist: Соглашение с душком

Ради безопасности на границах ЕС рискует своей репутацией The Economist: Соглашение с душком Когда в марте Европейский Союз и Турция пришли к договоренности, призванной ограничить количество искателей убежища, которые массово едут в Европу, многие в Брюсселе исполнился осторожного оптимизма. Канцлер Германии Ангела Меркель заявила, что соглашение предлагает «надежное господин’европейское решение». Турция в обмен на безвизовый режим для части своих граждан, €6 млрд помощи на организацию быта беженцев и обновления переговоров относительно возможного вступления в ЕС в будущем обязательства’язалася принимать назад мигрантов, которые уже добрались Греции, и держать собственные границы на замке.

Когда перед Европой маячила перспектива наплыва еще миллиона беженцев в этом году, соглашение казалась единственной возможностью превратить хаос на кое-какой порядок. Движение беженцев в Европу действительно пошел на спад (см. «От наводнения к ручью»). Но сама договоренность видится все более пессимистичным. Она грозит как репутации ЕС, так и его отношениям с Турцией, от берегов которой в Европу в прошлом году отправлялись сотни тысяч беженцев. Когда соглашение заключили, президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган вообще перестал скрывать диктаторские замашки, как демонстративно подчеркивая, что может безнаказанно пренебрегать европейскими нормами. 22 мая он заменил премьер’Премьер-министра и автора соглашения Ахмета Давутоглу лояльным к власти Бинали Йилдиримом. Изгнание Давутоглу произошло беспрепятственно и безжалостно.

Если не считать несколько туманных упоминаний о партийной единство, никто во властной Партии справедливости и развития особо и не пытался как-то объяснить уход главы правящего кабинета. Анкара еще не выполнила последние 7 условий ЕС из 72, в том числе по выпуску биометрических паспортов, успешной борьбы с коррупцией, улучшение сотрудничества в случае просьб об экстрадиции Йылдырым пообещал сохранить статус Эрдогана как лидера партии и президента по фактически исполнительными эт­новаженнямы. За два дня до того турецкий парламент снял неприкосновенность с депутатов. Это даст прокуратуре возможность преследовать 50 из 59 его членов от прокурдской Демократической партии народов, причем большинство из них — по обвинению в терроризме, притянуты за уши. Эрдоган обвиняет им ведение пропаганды в пользу незаконной вооруженной организации — Рабочей партии Курдистана.

Они на то решительно отрицают. А еще президент начал сильнее давить на СМИ и тех, кто может выступать против него. В мае сообщалось, что за первые четыре месяца этого года потеряли работу около 900 турецких журналистов, а 33 были арестованы. Прокуратура возбудила более 1800 дел по подозрению в обрáсо Эрдогана после избрания его главой государства в 2014 году. Его руки тянутся даже за пределы Турции.

В апреле он воспользовался положением об оскорблении глав других государств в Германии и потребовал отдать под суд комика Яна Бемерманна за выступление на телевидении с сатирическим стихотворением, в котором Эрдогана упомянуто в различных непристойных контекстах. Все это напугало чиновников в Брюсселе. 23 мая Меркель признала, что безвизового режима для Турции до июля (как несколько нереалистично договаривались в марте) не будет. Анкара еще не выполнила последние 7 условий ЕС из 72, в том числе по выпуску биометрических паспортов, успешной борьбы с коррупцией, улучшение сотрудничества в случае просьб об экстрадиции, а также найконтроверсийнишого пункта — сужение широкого антитеррористического законодательства, которым государство пользуется для преследования журналистов, ученых и политиков. Совет Европейского Союза разрабатывает новые правила, которые облегчили бы Европе отсрочка либерализации визового режима на полгода или вообще его отмены, если изменятся обстоятельства. Такие уловки могут сделать безвизовый порядок приемлемым для европейцев, которые боятся нелегальной иммиграции из Турции. Но они же придадут цинизма сделке.

По словам научного сотрудника брюссельского аналитического Центра Карнеги — Европа Марка П’Ерин, проблема в том, что вопрос либерализации визового режима, вступления в ЕС и иммиграции вообще нельзя смешивать. Турция уже много лет добивается отмены виз. Включение этого вопроса в соглашения о беженцах превращает его в вознаграждение за то, что Анкара выполняет грязную работу вместо Европы, но не делает турок равноправными с ЕС. Кроме того, соглашение дает Эрдоган козырь: если безвизового режима не будет, он снова может впускать беженцев в Европу. А там хаос вызовут даже несколько тысяч Греция до сих пор не справляется 50 тыс.

Беженцев, которые застряли в стране с марта. Если визовый режим отменят, Европа может потерять значительную часть рычагов влияния на Турцию. «Европейцы переоценивают привлекательность своего предложения», — считает г’ю Поп, директор по коммуникациям и связи’связей с общественностью неправительственной организации International Crisis Group. Вступление в Евросоюз сегодня не такой привлекательный, как в среду­ни 2000-х, когда Анкара проводила реформы. Поддержка ЕС среди турок выросла: по данным одного опроса, 62% желают вступления в сообщество, тогда как в 2015-м таких было 42%. Но почти 7 из 10 полагают, что их государство туда никогда не примут. Хуже всего то, что европейские лидеры, похоже, готовы занижать планку, лишь бы соглашение заработало. В марте, когда турецкие власти захватила редакцию когда критической газеты Zaman, мало кто выступил с протестом.

Нерешительно говорили о других нарушениях, в частности обстрелы жилых районов во время столкновений с курдскими повстанцами. Если визовый режим отменят после того, как Анкара только слегка подкорректирует свои законы, репутация ЕС может понести еще больший вред. Многие в Брюсселе не в восторге от того, что Европа Настолько пожертвовала собственными принципами, как говорит депутат Европарламента от Нидерландов Маритье Схааке. Такими действиями ЕС как бы говорит: «Если вы нам очень-очень нужны, то предметом обсуждения становится во что». Впрочем, ясно одно: не факт, что ЕС добился лучшей договоренности. © 2011 The Economist Newspaper Limited.

All rights reserved Перевод с оригинала осуществлено «Украинский неделей», Оригинал статьи опубликован на www.economist.com

Еще советуем посмотреть:
  • ЕС начал собирать экстренный пакет помощи для Греции из-за наплыва беженцев
  • Меркель отреагировала на заявление Греции о прибытии новых 70000 беженцев
  • Турция решила продолжить принимать беженцев из Сирии - премьер
  • Турция больше не может принимать беженцев - вице-премьер
  • Турция запланировала новый шаг с целью сокращения потока беженцев в Европу