Ограничен марш правых

Как выборы меняют баланс политических сил в Европе Ограничен марш правых Победив в первом туре президентских выборов в Австрии, крайний правый популист Норберт Гофер стал очень самоуверенным. Открыто начал говорить, чó сделает, когда формально станет президентом: консолидирует австрийское общество. Еще бы: выигрыш во всех австрийских землях, кроме столицы, и неожиданные 36,4% голосов и 16% отрыва от ближайшего конкурента — бывшего лидера австрийских «зеленых» Александера Ван дер Беллен.

Это при том, что все социологические исследования перед выборами прогнозировали последнем 25–30%, а Гофера — только 20%. Популистская программа 45-летнего Гофера, несомненно, нашла своих сторонников: среди ее титульных пунктов были кардинальное уменьшение количества беженцев, которых принимает Австрия и ограничении прав мигрантов на рынке труда. Кроме того, она содержала много положений, опасных для Украины: Гофер хотел добиться отмены санкций Европейского Союза против Кремля, возобновить сотрудничество с ним в области энергетики в полном объеме, признать Крым частью РФ, а конфликт на востоке Украины урегулировать, предоставив жителям Донбасса «самоопределения». Это было все то, что хотели слышать австрийские евроскептики и российская пресса. Она изобиловала заголовками вроде «Австрия выбирает дружбу с Россией».

Журналистам последней даже было все равно, что Австрийская партия свободы, которая выдвигала Гофера, была основана в 1950-м бывшими сторонниками нацистского режима. Однако проевропейский выбор победил, хоть и с небольшим отрывом: либеральный интеллектуал Ван дер Беллен получил 50,3% голосов во втором туре. Его было отдано лишь на 30 тыс. Голосов больше, чем за Гофера, которому досталось 49,7%. Успех давнего сторонника европейских ценностей означает, что Австрия останется на европейском пути, но общество и в дальнейшем будет разделено на два лагеря.

Недаром почти половина избирателей оказалась благосклонна к его оппонента. Однако неожиданный огромный успех праворадикальной кандидата заставляет задуматься над тем, насколько большую поддержку имеют правые в странах Европы. Выборы 2015 года уже показали их большое влияние в Польше, Франции, Швейцарии и Греции. Но это отнюдь не весь континент. А о чем говорят выборы 2016-го? Или вся Европа расколота между правыми и левыми идеями? Правые получают популярность там, где есть  комбинация социально-экономических рисков, например мигранты, безработицы и «политика экономии».

Однако выборы 2016-го видятся гораздо менее успешными для них, чем в 2015-м На президентских выборах в Португалии, состоявшихся в январе, уверенно звитяжив социал-демократ Марселу Ребелу ди Соза, набрав 52% голосов. Будучи лидером Социал-демократической партии, он всегда поддерживал европейскую интеграцию страны. Его ближайший конкурент, левый умеренный евроскептик Антониу Сампайо да Новоа, получил лишь 23% голосов. Ни один кандидат не представлял правой идеологии. На парламентских выборах в Ирландии, состоялись в феврале, победила классическая троица: правоцентристские консерваторы «Фине ґел», Catch-all-центристы «Фианна файл» и левые республиканцы «Шинн фейн».

Все эти партии или поддерживают ЕС, или по крайней мере относятся к Союза нейтрально. ни один суб’Объект с ярко выраженными правыми взглядами не участвовал в выборах. На мартовских парламентских выборах в Словакии праворадикалам из Народной партии — «нашей Словакии» удалось набрать 8% и занять четвертое место: достаточно высокий показатель для политической силы, которая была основана в 2009 году и на выборах 2012-го не преодолела проходного бар’интерьера, ограничившись 1,5% голосов. Очевидно, ценности ЧП–НС (христианский фундаментализм, антицыганская, антимигрантские и Антимусульманская направления) куда больше импонируют словакам, чем четыре года назад. Еще одна правая евроскептических сила, но менее радикальная — Словацкая национальная партия — получила 8,6% голосов. Однако классический выбор, партия «курс — социальная демократия», Все еще побеждает с показателем 28,3%. Читайте также: Австрия решила временно отменить действие Шенгенского соглашения Зато на выборах в Сербии, состоявшихся в апреле, ультранационалисты с Сербской радикальной партии, которые выступают за тесное сотрудничество с Россией, «пришли» третьими.

Правда, набрали только 9% голосов, тогда как Сербская прогрессивная партия, победительница, — 48%. Лидер последней Вучич не раз выражал намерение вести государство к членству в ЕС в будущем. Это очевидный европейский выбор страны, которую всегда считали форпостом сторонников Кремля в Европе. В британских местных выборах 5 мая праве не участвовали. Даже партии, выступающие за отделение своих стран от Соединенного Королевства, например Шотландская национальная, исповедуют социал-демократические взгляды. На перегонах вообще доминировали лейбористы: они выиграли 58 округов из 124.

Учитывая их евроскептических политику неудивительно, что разрыв между сторонниками и противниками Brexit является минимальным уже менее чем за месяц до референдума. На повторных парламентских выборах в Испании, которые состоятся 26 июня, ситуация тоже складывается не в пользу правых: их там просто нет. Доминирует и в дальнейшем христианско-демократическая консервативная Народная партия: ей прогнозируют 28–30% голосов — почти неизменный уровень поддержки от выборов декабря 2015-го (тогда политсила получила 28,7%). Однако интересно, что древняя соперница народников Испанская социалистическая рабочая партия, по прогнозам, уже проигрывает второе место новой политической силе «Подемос», Которая тоже позиционирует себя как социал-демократическую, однако выступает против глобализации, поддерживая прямую демократию. В то же время она частично евроскептических призывает отменить Лиссабонский договор и делегировать полномочия национальным референдумам.

Итак, марш правых Европой все еще остается точечным и довольно ограниченным. Сейчас они доминируют только в Польше, Венгрии, Австрии, Швейцарии и Франции. А еще имеют серьезное влияние в Дании, Швеции, Финляндии, Нидерландах и Греции: там эти политсилы получают около 10–20% голосов избирателей, занимая третье-четвертое места на электоральных гонках. Однако упомянутый десяток государств не дает основания говорить о тенденции триумфального шествия правых сил по всей Европе: в большинстве все-таки доминируют консервативные, социал-демократические или левые партии. Правые получают популярность только там, где есть определенная комбинация социально-экономических рисков, например большое количество мигрантов, безработица и «политика экономии». Однако выборы 2016-го пока видятся гораздо менее успешными для них, чем 2015-го.

Для Украины это хорошие новости, ведь правы в Европе — потенциальные союзники России, а вербовочная машина Кремля, к сожалению, работает очень качественно.

Еще советуем посмотреть:
  • Президентские выборы: Франция радикализируется
  • Большинство голосов ультраправых и центристов во втором туре получит Саркози
  • Пророссийский националист проиграл президентские выборы в Австрии
  • Лидером президентских выборов в Австрии стал пророссийский националист
  • Через миграционную кризис Австрия разместила на границе более две тысячи военных