На почве недоверия. Или Майдан в Казахстане

Внешне кажется, что волна протестов в Казахстане приходит. На самом деле все не так просто. Земельный вопрос - только верхушка айсберга На почве недоверия. Или Майдан в Казахстане Фото: reuters Протесты в Казахстане начались в н’связи с принятием в ноябре прошлого года поправок в Земельный кодекс, которые должны вступить в силу 1 июля.

Многие опасаются, что ими воспользуются китайские компании и граждане: получат 1700000 га земли под сельхозугодья, а потом и вовсе не покинут страны. По официальным данным, Поднебесная намерена вложить в сельское хозяйство западного соседа более $ 2 млрд. Общий объем ее инвестиций в Казахстан измеряется десятками миллиардов долларов, Пекин контролирует более 30% его наф­тового сектора. Китай стал спасательным кругом для власти в период дешевой нефти. Около 80% казахстанского экспорта приходится именно на нее, поэтому снижение цен сильно ударило по экономике: за последний год национальная валюта испытала падение почти на 100%. Однако все большая активность китайского гиганта усиливает страх казахстанцев для его экспансии. Поэтому митингующие требуют отменить поправки в Земельный кодекс.

Протесты стали беспрецедентными как по количеству, так и по географическим масштабам. Протесты без оппозиции В Казахстане почти полностью отсутствует политическая оппозиция. После расстрела нефтяников, которые мирно бастовали 2011 года в Жанаозене, на западе Казахстана, власти сделали тотальную зачистку политического поля: были закрыты оппозиционные партии, независимые СМИ, неправительственные организации, некоторые из общественных деятелей и активистов арестовали. Сейчас, кроме нескольких независимых изданий и немногочисленных НПО, нет никакой структуры, оппонировала бы режиму президента Назарбаева. Поэтому «земельные» протесты оказались большим сюрпризом для власти.

Первый и крупнейший митинг состоялся 24 апреля в Атырау, нефтяной столицы. Там на центральной площади собралось более 4 тыс. Человек. Для Казахстана, где протестные акции резко подавляют, это стало неожиданностью. К митингующим был вынужден выйти глава Атырауской области Нурлан Ногаев, а такое тоже редко случается в стране. Он заверил протестующих, что все требования народа будут переведены высшему руководству, а участников митинга не будут привлекать к ответственности. Протестный мероприятие закончилось без эксцессов.

По недовольством кроется комплекс проблем: усталость от социальной несправедливости, авторитарного правления, нечестных выборов, экономических проблем Реакция официальной Астаны незамедлительно. 26 апреля, выступая на 24-й сессии Ассамблеи народа Казахстана (в эту организацию входят етнооб’единения, они дев’Пять мандатов в парламенте), Назарбаев призвал наказывать «провокаторов». Хотя тут же и выразил благодарность тем, кто болеет за судьбу земли. Вполне вероятно, слова лидера, который находится во главе страны от 1989 года, граждане восприняли как карт-бланш на протесты, и уже на следующий день более чем 2 тыс. человек собрались на митинг в другом западном городе — Актобе. Их поддержали на востоке Казахстана, в Семее, вблизи которого когда-то действовал первый испытательный ядерный полигон СССР.

Там площадь вышло более 500 жителей. Митингующие Атырау требовали одного: отменить норму закона, по которому иностранцы получали бы угодья в аренду. Вскоре протесты перекинулись и на другие города в Актау, на западе страны, собралось более 200 человек, однако провести митинг помешала полиция. В Уральске, тоже на западе, активисты сумели собраться и выразить несогласие с поправками в Земельный кодекс, а затем к ним подключилось южный город Кызылорда. Однако там без столкновений с силовиками уже не обошлось: руководитель области Крымбек Кушербаев, который ранее участвовал в расстреле мирных граждан в Жанаозене, натравил на протестующих ОМОН. Жертв и ранений удалось избежать, однако десятки людей были задержаны и доставлены в местные участки полиции. Справедливости ради отметим: вскоре их отпустили на свободу.

Не буду обсуждать детально земельную комиссию во главе с вице-премьер’премьером Бакитжаном Сагинтаевим, которую создали вскоре после. Отмечу лишь, что ее сформировали на усмотрение правительства и в него вошли преимущественно представители власти и провластных НПО. Макс Бокаев, активист Атырауской протестов, также был включен в состав комиссии, однако заявил о своем неучастии в ее работе, потому что, кроме него и еще двух-трех нуошникив, туда не пригласили представителей общественности. Между тем активисты готовились к протестам 21 мая по всей стране. Поскольку в Казахстане действует разрешительный порядок проведения митингов, то соответствующие заявки были поданы в администрации городов.

Власть, испугавшись волны возмущения, отказала в проведении акций по всей стране, и вскоре начались массовые аресты. Дня за два до административной ответственности было привлечено более 50 активистов, их арестовали. Еще в девяти’пятерых были возбуждены уголовные дела по обвинению в организации массовых беспорядков и разжигании национальной и социальной розни. В день митинга 21 мая, только в Алматы полиция схватила несколько мирных граждан, которых даже не допустила на место проведения протестных акций. Силовики были приведены в состояние боевой готовности, в центре города в’связали не только протестующих, но и случайных прохожих, инвалидов и пожилых людей. В ряде городов принимали также представителей СМИ, их незаконно по несколько часов удерживали в райотделе полиции.

Среда для пропаганды Для подавления протестов власть использовала не только полицейских, но и широкие возможности государственной пропаганды. В авангарде агитпропа оказался пророссийский телевизионный «Первый канал Евразия». Заметим, что он открыто поддерживает аннексию Крыма и агрессию на Донбассе, украинский легитимную власть именует не иначе, как «хунта», А народ обзывает «укрофашистамы». Ведущие этого медиа в прямом эфире «аналитической» передачи заявили, что за митингами в Казахстане стоят спецслужбы Запада, прежде всего США, а каждому участнику протеста платят от $ 50 до $ 150. Блогеры, журналисты и общественные деятели резко раскритиковали руководство пророссийского СМИ, а вскоре активисты решили подать на него в суд. Многие вновь поднимал тему информационной безопасности Казахстана, где доминируют российские СМИ, а 80% населения получают новости из прокремлевских каналов.

Все время промосковские и провластные СМИ пугали Казахстан «Украинский событиями». Этому хора подпевали и официальные лица включая самим президентом. После волны протестов Назарбаев должен пойти на уступки. Так, 6 мая он наложил мораторий на спорные нормы Земельного кодекса до конца 2016 года, а также объявил о создании земельной комиссии для обсуждения вопроса. И там же снова пригрозил «провокаторам» расправой: «Казахстанцы не хотят украинских событий в Казахстане, я это знаю.

Пусть все слышат, а кто это хочет сюда принести, мы примем самые жесткие меры, чтобы знали и не говорили, что я не предупреждал». Украина в устах официальных властей Казахстана непременно упоминается в одном ряду с такими государствами, как Ливия, Египет, Тунис или Кыргызстан. Площадь и бегство Януковича очень подействовали на поведение казахстанской диктатуры, поэтому те события проецируются и на наши условия. Авторитарный режим в Астане пытается представить Украину как failed state, очаг нестабильности и хаоса, который рано или поздно снова войдет в союз с неоимперской РФ. Казахстанские власти, как и русский, ревностно относится к успехам Киева и громко радуется его неудачам.

Однако это не мешает президенту Назарбаеву встречаться с украинским коллегой Петром Порошенко, ездить к нему и даже делать попытки урегулировать конфликт на Востоке Украины. В январе Назарбаев хотел устроить встречу Порошенко, Путина, Меркель и Олланда в своей столице для обсуждения конфликта на Донбассе, однако лидеры поехали в Минск. Иначе говоря, Украина во внешней политике для Казахстана друг, но для внутреннего пользования ее подают как страх и очаг войны. Внешне кажется, что волна протестов спадает, а власть приобретает контроль над ситуацией. На самом деле все не так просто. земельный вопрос — только верхушка айсберга.

Это та самая сакральная тема, которая поднимает народ, но за недовольством кроется не только вопрос земли, но и комплекс других проблем. Прежде всего это усталость народа от социальной несправедливости, авторитарного правления, нечестных выборов, экономических проблем, невозможности добиться правды в государственных органах включая судами, прокуратурой, полицией. члены президентской «семь’й» фигурируют в «панамских списках», Тогда как власть отменяет школьное питание по всей стране всего за $ 1500000, а большинство граждан с трудом сводит концы с концами. Все эти факты усиливают народное возмущение, наконец может подтолкнуть к кардинальных политических изменений в Казахстане. Власти тем временем занята затуркуванням голов, будто оте большое жабисько в сказке, что своими страшилками пыталось не пустить жителей болота к чистому пруду. Однако все больше и больше людей понимает, что «чистый пруд демократии и местами турбулентной политики» Украина намного лучше, чем болото «стабильности» и коррупции в Казахстане. ------------------------------------------------------------------------------- В известной степени сами изменения считают прогрессивными: нынешняя система управления землей оказалась неэффективной без использования простаивают большие площади.

Например, по данным министерства экономики Казахстана, в стране 2700000 км2 пахотных почв и около трети из них не обрабатывается. Новые правила позволили бы гражданам государства или совместным предприятиям с их участием покупать наделы, а иностранцам — брать в аренду на 25 лет через аукционы. Поступления планировали направлять в Фонд национального благосостояния, который за экономических проблем (не в последнюю очередь вызваны падением цен на нефть) сейчас фактически приедается.

Еще советуем посмотреть:
  • В Казахстане в Алматы произошли массовые беспорядки
  • В Казахстане в ДТП погиб Украинец
  • В Казахстане суд запретил деятельность оппозиционного телеканала
  • США: на выборах в Казахстане были нарушения
  • В Беларуси и Казахстане русский активно вытесняет национальные языки