Армейская альтернатива: как стать гвардейцами-резервистов

Армейская альтернатива: как стать гвардейцами-резервистов

В марте депутаты верховной рады решили официально возродить национальную гвардию. Примерно через две недели в ряды вновь формирования вступили тысячи людей Армейская альтернатива: как стать гвардейцами-резервистов За десять минут дев’Пятая, военная часть 3066, что на улице Щорса, 38, возле метро «Печерская» в Киеве. В входа в пункт приема желающих стать резервистов очередь.

Небольшая, человек шесть. Прием с дев’пятой. «Подождите, пока в руководства совещание. вернется начальство – начнем работать», – поглядывая на часы, говорят милиционеры, Которые курят прямо у входа. «А эти ребята, что на скамье сидят? Это уже, можно сказать, гвардейцы.

Их сегодня забирают. Должно быть лиц семьдесят», – кивают в сторону очереди, объясняет милиционер. Быстро докуривает и исчезает где-то в дебрях здания. Улица Крещатик, информа­ально-пропагандистский пункт записи гвардейцев. Под открытым небом, рядом с палатками протестующих, под стеной одного из кафе стоят стол и несколько стульев.

Наряду трое служащих. В руках список добровольцев. xлопцы уверяют: если придется воевать с северным «братьями», Они будут готовы «Нет, к сожалению, вы нам не подход. Предельный возраст для рядового состава – 40 лет. вам 43», – объясняет подполковник Роман Наконечный, старший офицер управления кадрового обеспечения, мужчине, сидящему напротив него. Тот вздыхает и трудно поднимается со своего места. Свободный стул Занимает следующий желающий.

«По неполный день у нас уже около сотни записалось. Средний возраст добровольцев – 25–40 лет», – объясняет Андрей, срочник с нашивками Нацгвардиы. «Или могут возникнуть проблемы между майдановцев и вэвэшников? Думаю, таких проблем у нас Пока не будет. Ибо все оказались в одной структуре.

Знаете, если бы НЕ срочная служба, я и сам пошел бы на Майдан. Но не мог НЕ выполнить приказа. Нет, мы не стояли со щитами на улицах. У нас была задача охранять Главк. А если бы мы оттуда ушли, кто знает, что произошло. Ведь кроме протестующих на улицах были и титушки», – объясняет он. «У нас предельный возраст для рядового состава – 40, для офицеров – 45 лет.

Старших не можем принимать. Предлагаем людям возможность контракта и резерва. Если контракт, то это три года для рядовых и п’пять – для офицеров. В таком случае доброволец, який подписывает документы, получает зарплату, живет в улучшенных условиях. Семейные, у кого есть жена и дети, получают общежитие. Офицерам же по месту прохождения службы государство может снимать жилье», – объясняет Наконечный.

В этот момент к нам подходит прохожий, внимательно разглядывает подполковник. «Ты смотри, и нашивки они где-то старые откопали. Сразу нацепилы на одежду. Пф-ф-ф», – щупая форму Романа, выдает челов’яга лет сорока. Гвардеец такое проявление «любопытства» игнорирует и дальше ведет рассказ. «А вообще здесь у нас только что-то вроде информационного пункта.

Полноценно принимают на Щорса, 38. Туда уже нужно приезжать с документами: паспортом, идентификационным кодом, военным билетам, если есть. Также одно из требований – базовое среднее образование. А дальше Медкомиссия, спецпроверка на судимость. И, если все нормально, сборы», – добавляет Наконечный.

Между тем в резервисты записываются студенты. Игорю 18 он из Запорожской области. Периодически приезжал на Майдан. Был во время разгона 30 ноября, который стал одним из поворотных в истории протеста. «Будут конфликты с вэвэшников?

Думаю, сейчас нам не до этого. У нас есть в’объединяющие фактор в Крыму. Я вижу, что нейтралитет нам абсолютно ничего не дает, армия быть не может действовать. Поэтому пошел записываться в ряды Нацгвардиы. перед ними – с того, что я читал, – немного другие задачи будут стоять. Хочу в резерв, потому что сейчас учусь», – рассказывает парень. Он давит на прощание руку и, найдя в потоке людей друга, уходит.

Улица Щорса, КПП воинской части 3066, сейчас превращенной в вербовочный пункт для добровольцев. В комнате свиданий, наскоро переоборудованной для приема желающих стать гвардейцами, сидит четверо милиционеров. Здесь же очередь желающих защищать Крым и не только. «Чтобы вы понимали, после того как запишетесь, пройдете Медкомиссия и проверки, у вас будет собрание. Вместе с другими людьми вас погрузят в автобусы и вывезут куда напивлисок. Или напивполе. А там будут учить основам.

Подержите в руках автомат, узнаете, как стрелять. Дадут в руки лопату, поймете, как выкопать себя окоп», – шутя объясняет один из милиционеров. В добровольцев берут контактные данные, делают ксерокопии документов, после чего выдают направление на медицинское освидетельствование. Работают милиционеры, если верить вывеске у входа, с дев’пяти утра до девяти’пятой вечера. И сама военная часть, утро, где в’я и. В КПП несколько людей с рюкзаками.

Это уже гвардейцы-резервисты. В них сборы. «Позвонили вчера, сказали, что у меня приехать с вещами. И вот я здесь. До этого был на Майдане. В частности, и 18–20 февраля. В гражданской жизни я таксист, – улыбается Олег, закуривая, отвлекается на милиционера в форме ВР. – Да, конечно, брат, держи, куры», – протягивает прежнему вэвэшников пачку сигарет.

Тот берет, прикуривает. «А месяц назад не дал бы. Вообще разорвать их был готов голыми руками, когда они избивалы и стреляли. А сейчас видишь, проблемы с Крымом», – добавляет Олег, закидывает рюкзак на плечо и направляется к входу КПП. Там уже проводят быстрый инструктаж и под наблюдением пропускают добровольцев в «клуба» на территории части.

Насчитывают 30 человек. Впрочем, мужчины с рюкзаками и сумками прибывают и после десяти – крайнего срока, отведенного для явки. «Обучение в них будут продолжаться от двух недель до месяца. Гвардейцы поживут на базе, увидят, что такое служба. А дальше примерно два раза в год для них будут проводится сборы. Можно ли научить человека с нуля за несколько недель? Зависит от его желания.

Стрелять в месяц, наверное, и научится. Со Строевой сложнее», – в перерывах между добровольцами рассказывают милиционеры. Поликлиника МВД, что на Лук’Яновка. Во дворе медучреждения стоит белый «Богдан», Которым несколько месяцев назад по Киеву возили бойцов внутренних войск. А теперь автобусом привезли гвардейцев на медосмотр. Вдоль улицы ходят мужчины в камуфляже.

В коридорах поликлиники их еще больше. «Мы здесь примерно с десяти утра. Уже первая. По это время прошли почти всех врачей. Насколько это быстро? Судя по количеству специалистов, которую надо посетить, то очень быстро. Так что сейчас закрываемся и обратно, в палатки в Петровцах (Новые Петровцы. – Ред.), На базу», – рассказывает резервистов Антон, экс-самообороновец, в очереди к хирургу.

«Я на Майдане не был, при­шел туда уже после гибели людей на Институтской, цветы положил. А когда начались проблемы в Крыму, понял, что надо что-то делать. Потому что потом не смогу спокойно детям в глаза смотреть. Надо брать в руки оружие!» – с жаром рассказывает доброволец Ростислав. В резерв он Пока не засчитан, но имеет большое желание туда попасть. «Сначала в стране нужно порядок навести, а уже потом начинать стрелять», – отзывается к нему Антон.

Между тем в кабинет хирурга мимо гвардейскую очередь проходит человек. Реакция последовала незамедлительно. «Что это у вас тут за альтернативная очередь?! Мы здесь уже сколько людей пропустили?! Мы не можем здесь у вас вечно сидеть, нам нужно возвращаться в Петровке», – кричит Антон, сдоба­рюючи поток слов нецензурщиной.

Его Пытаются успокоить. Бесполезно. В конце Гвардейцев заводят к врачу. Народу меньше. Обход почти завершено, поэтому свободные гвардейцы выбираются на улицу подышать воздухом. То, кому не повезло попасть в последнюю группу, до сих пор ждут.

«С утра прошло примерно 70–80 человек. Стараемся проводит обзор максимально быстро, но все равно каждому пациенту надо время уделять. Конечно, все нервничают, утомлены. И здесь ни они, ни мы НЕ виноваты. Просто ситуация такая», – объясняют врачи. «Сначала гвардейцы регистрируются в нас. Мы их вносим в список.

А потом отправляем на осмотр. Это где-то 15 кабинетов. Когда резервисты завершают обзор, снова идут к нам. Мы проверяем печати, подписи. Эти письма обзора остаются у нас, а ребята едут к себе на базу», – немного устало объясняет Наталья, работница медучреждения.

Под стеной стоит человек в тридцать в форме. Пытается вспомнить, всех врачей прошел. С юмором, но все-таки жалуется: «С утра здесь, а нам в палатки надо возвращаться. В какие? То, что в Петровцах. Другие, может, и в казармах будут жить, а мы в поле.

Днем еще кое-как, а ночью холодно. Сегодня вот уснуть не мог – так замерз». Из коридоров исчезает камуфляж. Гражданских становится все больше. Перед центральным входом в медучреждение МВД на скамейке повмощувалися гвардейцы. Отдыхают после забег кабинета.

По несколько минут их посадят в белый микроавтобус и повезут в Петровцы, в палатки. Ребята держатся оптимистами. До последнего верят, что к силовому противостоянию НЕ дойдет. Впрочем, уверяют: если придется воевать с северным «братьями», Они будут готовы.

Еще советуем посмотреть:
  • Армейская альтернатива: как стать гвардейцем-резервистом
  • Первый батальон Нацгвардии принес присягу Украине
  • Израиль начал демобилизацию резервистов
  • Янукович поздравил Украину с Новым годом с первого дубля
  • На станции метро "Крещатик" ищут взрывчатку